Боевой путь 12 бригады морской пехоты Краснознаменного Северного флота (формировавшейся в Архангельске осенью 1941 года)


К началу Великой Отечественной войны в Военно-Морском Флоте была всего одна бригада морской пехоты - на Балтике. Когда наши военно-морские базы на Балтийском, Черном и Баренцевом морях ока­зались под угрозой захвата немецко-фашистскими войсками с суши, командование флотов приступило к формированию отрядов, батальонов, полков и бригад из моряков для боевых действий на суше. На Северном флоте в июле—августе 1941 года в помощь войскам 14-й армии были организованы четыре морских добровольческих отряда (батальона), сыгравших немалую роль в отражении наступления противника; два полка морской пехоты были созданы для обороны Полярного. По приказу народного комиссара Военно-Морского Флота СССР в ав­густе 1941 года сформирована 12-я отдельная бригада морской пехоты.

Какие же события предшествовали этому?

Фашистский горнострелковый корпус «Норвегия» перешел в насту­пление па Мурманском направлении 29 июня 1941 года. Поддержанные крупными силами авиации горные егеря рвались к Мурманску и По­лярному. Воины 95-го полка 14-й стрелковой дивизии и три заставы пограничников, прикрывавшие 35-километровый участок границы, отби­вая яростные атаки фашистов, под давлением превосходящих сил врага вынуждены были отойти. Однако, несмотря на почти пятикрат­ное превосходство противника в живой силе и технике, продвижение немцев было задержано почти на сутки. Это дало возможность подошедшей 52-й стрелковой дивизии развернуть позиции и занять оборону на рубеже реки Западная Лица.

Утром 6 июля горнострелковый корпус начал второе наступление. В ходе боев гитлеровцы форсировали губу Западная Лица и двину на юго-восток. В ожесточенных боях воины 52-и дивизии и 95-го полка стойко отражали атаки врага. Противник, потеряв около трех тысяч убитыми и свыше пяти тысяч ранеными, был вынужден 17 июля перейти к обороне. Важную роль в этом наступлении сыграли десанты, высаженные с кораблей Северного флота, особенно в составе двух батальонов 325-го стрелкового полка и 1-го морского добровольческо­го отряда.

Гитлеровское командование продолжало готовиться к захвату Мур­манска. и Полярного. В горнострелковый корпус «Норвегия» прибыли 388-й пехотный полк, 9-й мотополк СС, 4-й Отдельный пулеметный батальон и 6500 человек пополнения. С острова Крит перебрасывалась 6-я горноегерская дивизия.

В то время, когда в Архангельске шло формирование 12-й брига­ды морской пехоты, гитлеровцы, имея более чем двукратное прево­сходство в силах, перешли на Мурманском направлении в третье наступление на нашем правом фланге, продвинувшись на один-два километра. Их остановили части 52-й стрелковой дивизии и морские отряды. Третье наступление противника провалилось. Прибывшая из Архангельска в сентябре 12-я бригада морской пехо­ты, продолжая укомплектовываться, приступила к боевой подготовке. В начале ноября 1941 года осложнилась обстановка на Кестенгском направлении. Туда перебросили Полярную дивизию, а участок ее обороны заняли три батальона бригады, временно сведенные в полк. Во второй половине ноября на Западную Лицу прибыли и остальные подразделения бригады. В грозные годы Великой Отечественной мор­ская пехота наводила панику на врага. Не случайно фашисты называли морских пехотинцев «черной смертью», «черными дьяволами». Морские пехотинцы отличались стойкостью и беззаветной храбростью, высокой воинской доблестью. Боевые действия морских бригад и батальонов были стремительны и дерзки.

Воины 12-й отдельной Краснознаменной Печенгской бригады мор­ской пехоты вписали яркие страницы в историю обороны Советского Заполярья. Они храбро сражались на Западной Лице, в десантах, на «гранитном линкоре»—Рыбачьем. Примерами массового героизма мор­ских пехотинцев отличались апрельско-майская 1942 года десантная операция, высадка на мыс Пикшуев на разгром трех опорных пунктов врага 11 сентября 1942 года и прорыв фашистской обороны 10 октября 1944 года на хребте Муста –Тунтури.

Высадка на Пикшуев


26 апреля 1942 года батальоны 12 бригады подтянулись к местам посадки на корабли. В целях скрытности посадка десантников производилась в разныx пунктах. Переход морем намечался небольшими груп­пами кораблей с последующим сосредоточением их в намеченном районе.

Каждому десант­нику выдавались винтовка или автомат, 200 патронов, 4 гранаты и сухой паек на пять суток. Экипировка состояла из ватной куртки и брюк, теплого белья, плащ-палатки и американских ботинок. Забегая наперед, скажу, что эта обувь, как выяснилось, легко пропускала воду. В сильные морозы промокшая обувь сразу замерзала, что привело к массовому обморожению ног.

44 корабля обеспечивали переброску десанта. Отрядом истребителей командовал капитан 1 ранга В. И. Платонов. Десант поддерживали артиллерией эсминец «Громкий», сторожевые корабли «Гром» и «Смерч» и стороже­вые катера.

И вот ночью 27 апреля корабли с десантниками на борту вышли в море. Белая ночь опустилась на море и сопки. Слабая туман­ная дымка размывала силуэты идущих кораблей. Легкий ветерок рябил зеркальную поверхность воды. Только стук двигателей нарушал тишину.

Одновременно с нами и районе Титовки должна была действовать группа «малых охотников», демонстрируя лож­ную высадку десанта. Они вышли раньше нас.

Для захвата плацдарма и прикрытия высадки основных сил был назначен батальон под командой капитана Симоненко уже высаживался в этом районе в июле 1941 года и знал местные условия. Первыми на берег вступили разведчики и с ними комиссар баталь­она. Одновременно высаживался и разведотряд штаба фло­та - 170 человек под командой лейтенанта Н. Ф. Фролова. В его задачу входило атаковать опорный пункт противника на высоте 415,3 и прикрыть наш правый фланг.

От капитана Симоненко поступило донесение: плацдарм захвачен без противодействия противника. Корабли начали подходить к берегу и высаживать десантников. Высадка на необорудованный берег прошла без потерь.

В ночь на 11 сентября 1942 года десантный отряд (всего 326 человек: разведрота и рота автоматчиков 12-й отдельной бригады морской пехоты, взвод сапёров, две группы офицеров-корректировщиков артогня) приступил к действиям. Командир отряда — майор А. П. Боровиков. Общее руководство операцией осуществлял командир 12-й отдельной бригады морской пехоты полковник В. В. Рассохин. Личный состав для участия в операции был отобран заранее и усиленно занимался соответствующей боевой подготовкой.

В 4 часа 30 минут обе группы соединились в намеченном районе и атаковали опорный пункт «Пикшуев». К 8 часам утра он был полностью уничтожен — все три укрепленных пункта захвачены, их сооружения взорваны. Десант под прикрытием огня береговых батарей благополучно возвратился в губу Эйна. Потерь в кораблях не было, один катер получил незначительные повреждения при ударе об камни.

В этом бою было уничтожено 180 солдат и офицеров, захвачено 9 пленных (в их числе командир батареи), 16 пулемётов, 200 единиц стрелкового вооружения. На Пикшуеве разрушено 6 дотов, 13 дзотов, 8 складов, 10 землянок, уничтожено 4 орудия и 10 миномётов, электростанция, оборудование метеостанции.

Потери десанта составили, по разным источникам: 24 человека убитыми и умершими от ран, 37 раненых, либо 29 убитых и 32 раненых.

Были получены важные сведения о системе обороны противника, широко использовавшиеся при дальнейших боевых действиях и при организации безопасного судоходства в Мотовском заливе.

Штурм хребта Муста-Тунтури

Муста-Тунтури…Что мы знаем и слышали об этом названии? Практически ничего. А ведь именно там, на окраине Кольского полуострова, советские моряки, пехотинцы, штрафники, показали героический подвиг в борьбе с врагом. Находясь там испытываешь невероятную гордость за ту отвагу и героизм, которую солдаты проявили в тех боях. Муста-Тунтури в переводе с финского означает «черные скалы», и действительно, ландшафт местности представляет собой огромные гранитные сопки. Здесь до войны проходила граница между РСФСР и Финляндией. Хребет Муста-Тунтури пролегает по перешейку между континентом и полуостровом Средний. Со стороны материка рельеф пологий, а в сторону полуострова отвесные скалы с крутыми склонами. Именно здесь, на этом участке суши и происходило одно из наиболее эпических и невероятных по своей значимости сражений ВОВ. Именно здесь, немецкие войска были остановлены в первые дни наступления и не смогли продвинуться дальше. 29 июня 1941 года рано утром 1980 горных егерей (элитные подразделения вермахта обученные для ведения боевых действий в горной местности) перешли границу и на участке в 5 км им противостояли 150 бойцов Красной армии…Тогда погибли все… Долгих 1195 дней длилась героическая оборона. Со стороны немецких позиций рельеф позволял строить укрепления, дороги и доставлять вооружение и провизию. Со стороны обороняющихся были отвесные скалы, за два подъема на верх которых со штрафников снимали судимость…

Находясь здесь эмоции и чувства испытываешь неподдающиеся никакому сравнению…Ощущение что бои были вчера и солдаты просто на время куда-то ушли. Множество сохранившихся артефактов, землянки, окопы, патроны, осколки снарядов, огнеметы…Конечно сейчас ныне живущим представить весь ад, который здесь творился невозможно. Ввиду того что расстояние между позициями достигало до 30 метров, этот участок фронта был настоящим истребительным полигоном. Три года бойцы могли забрасывать друг друга гранатами, стрелять практически в упор и даже слышать речь противника в окопе напротив…

В ночь с 9 на 10 октября 1944 года 12-я бригада морской пехоты, несмотря на сильную пургу, перешла в наступление с перешейка полуострова Средний. Оборона противника была прорвана, и к середине дня немецкая группировка начала спешный отход с позиций, которые создавались и совершенствовались немецкими инженерами три с лишним года. Диву даешься, сколько цемента, металла, труда было вложено в то, чтобы сделать оборону неприступной крепостью.

При штурме Муста-Тунтури четверо наших воинов повторили подвиг Александра Матросова. Помощник командира взвода автоматчиков сержант Александр Иванович Клепач, раненный в схватке, наткнулся на хитро замаскированный дзот, мешающий наступлению отсекающим огнем пулеметов. Клепач закрыл собою амбразуру и дал возможность автоматчикам завершить атаку. Старший сержант Леонид Иванович Мустейкис, тоже будучи раненным, подполз к амбразуре другого дзота, бросил две гранаты, а когда пулемет вновь заработал, Мустейкис закрыл амбразуру своим телом. Подвиг Матросова повторили также Петр Иванович Бобрецов и Александр Иванович Данильченко. Наши бойцы сумели доказать: неприступных крепостей для них нет. Доказать, увы, ценой большой крови. Бои носили крайне ожесточенный характер и изобиловали рукопашными схватками, многие рубежи и важные высоты брались штурмом.

Да, было трудно, очень трудно. Но трудности не сло­мили воли и мужества морских пехотинцев.